К содержанию

Корни

О вы, сокрытые в бездонной тьме веков!
О вы, несущие живительные соки
И стеблю, и листве, – обширны и глубоки, –
Я вглядываюсь в вас – таинственный покров
          Проникнуть взору дальше не даёт,
                    Чем поколенья три-четыре…
И я в отчаянье. Тогда меня берёт
Воображенье за руку, подводит к лире
И шепчет ласково: «Ты мне внимай, поэт.
Тебе я приоткрою тайну давних лет.
          А ты внимателен и бодр будь –
                    Нам предстоит нелёгкий путь».

. . .

Откуда, ах, откуда вдруг во мне взялась
Такая жажда необузданной свободы –
В наш меркантильный век, где молодые всходы
Закрепощает всюду денежная власть?
          Ура! – демократическим мечтам,
                    А рабства воз и ныне там.
Ты, предок, не был ли властительным царём,
Стяжавшим царство бранной доблестью меча,
Иль изнывающим под тяжестью бича
Восставшим против угнетателей рабом?
          Что истинно из двух, не всё равно ли!
                    В моей крови – свобода воли.

Уж так устроен я: мне видеть невтерпёж
На пьедестал мечты взошедшее уродство,
Повальной ставшей модой чувственное скотство
И телемерзости в домах! Я резок, что ж –
          За вечный, но забытый идеал
                    В уединенье пью бокал!
Ты, пращур древний, не иначе как художник,
Ловец недремлющий небесной красоты;
А может, просто чуткий созерцатель ты –
Неважно, вдохновенный граф или сапожник.
          Всем толкам вопреки я верен чувству:
                    Прекрасным до́лжно быть искусству!

А эта неприязнь к елейному лукавству, –
Её не вытравишь презренья кислотой
И не отгонишь равнодушною рукой, –
Где нерадивый пастырь за нос водит паству,
          Где только позолотой храм хорош,
                    А веры чистой ни на грош?
Ты, прародитель, не прослыл ли вольнодумцем
В кругу зажиточных и набожных купчих?
А может, жил с семьёй ты, праведен и тих,
И вдруг не выдержал и скрылся в глушь безумцем?
          Из буйных и юродов всех мастей
                    Уж верно ты не фарисей.

. . .

Так я внимал Фантазии красноречивой,
Но пролетела вихрем сладостная ночь,
И дух прозрения живого скрылся прочь,
И первый солнца луч, нежданный и игривый,
          В окно впорхнув, по стенам заплясал…
                    Неужто я всё время спал?
Вернись ко мне, вернись, воображенья сила!
Себя сейчас я только начал познавать,
Когда сквозь сумерки веков вернулся вспять
К тем берегам, где доблестных дедов могила,
          Откуда выплыл родовой челнок
                    И где судьбы моей исток.

Но не продлилось радужное откровенье –
И я растерян, обескрылен и улыл…
Но голос напоследок вновь заговорил:
«Ты знаешь всё, чтоб предков чтить за их стремленье
          К свободе, истине и красоте
                    И верность горней высоте!»

  •  
  •  
  •  
Рубрики: Все стихотворенияЖизнеутверждениеИзбранноеМиросозерцание